ФМШ.ру - Специализированный учебно-научный центр Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова (СУНЦ МГУ) - школа им. А.Н.Колмогорова (физико-математическая школа)

Специализированный учебно-научный центр
Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова -
Школа им.А.Н.Колмогорова


Москва, ул.Кременчугская, д.11, тел./факс (499) 445-46-34    
приемная комиссия: (499) 445-11-08  
Личный кабинет абитуриента  

Проводится запись на очные курсы СУНЦ МГУ на 2011-12 учебный год
Поставьте ссылку на наш сайт:

ФМШ.ру - физико-математическая школа им. А. Н. Колмогорова СУНЦ МГУ
ФМШ.ру - обучение одаренных детей


Реклама
Самые танцевальные студии в Новосибирске для обучения танцам. Купить чехол на диван универсальный по доступной цене
 

Порог (по И.С.Тургеневу)
(Андрей СЕРГЕЕВ, Владимир САФОНОВ, 10 "И", 1973)

Я вижу желто-серое здание. В передней стене узкая дверь, раскрытая настежь; за дверью - угрюмая мгла. Перед высоким порогом, не отводя глаз от Фихтенгольца, стоит девушка: Красивая, умная девушка. Морозом дышит та непроглядная мгла; и вместе с леденящей струей выносится из глубины здания медлительный, глухой голос.

"О, ты, что желаешь переступить этот порог - знаешь ли ты, что тебя ожидает?"

- Знаю,- отвечает девушка.

"Утренняя зарядка, лекции Егорова, зачеты Пуцато, семинары Землякова?"

- Знаю.

"Инвариантные кренделя в механике, математические уроды и парадоксы, нелинейные колебания, колебания в потенциальных системах?"

- Знаю. - Я готова. Я перенесу все страдания, все удары.

"Не только на лекциях и семинарах, но и на физическом практикуме, на спецкурсах и на факультативах?"

- Да: и на них.

"Хорошо. Ты готова на жертву?"

- Да.

"На безымянную жертву? - Даже если ты докажешь великую теорему Ферма, то никто, никто не будет слушать тебя, и лишь через много, много лет, как труды Кавендиша, выплывет на свет твое доказательство, но никто не узнает, что оно твое, чью память почтить!"

- Мне не нужно ни благодарности, ни сожаления. Мне не нужно имени!

"Готова ли ты за какое-то нарушение распорядка вынести страшное наказание - запрещение присутствовать на уроках элементарной математики Землякова?"

Девушка потупила голову:

- И на это готова.

Голос не тотчас возобновил свои вопросы.

"Знаешь ли ты, - заговорил он, наконец, - что ты можешь разувериться в справедливости закона сохранения энергии: в том, чему веришь теперь, можешь понять, что обманулась и даром загубила свою молодость?"

- Знаю и это. И все-таки я хочу войти.

"Войди!"

Девушка перешагнула порог, - и тяжелая завеса упала за нею.

"Дура!" - проскрежетал кто-то сзади.

"Святая!" - пронеслось откуда-то в ответ.

[К содержанию]

* * *
(Елена КОНОШЕНКО, 10 "Б", 1973)

Мы - интернатовцы. И если у кого-нибудь из нас спросишь, что такое интернат, навряд ли кто сможет ответить в двух словах. Интернат - это все. Это математика и физика, это горячие споры, интернат - это наш дом, это дружба, походы, музыкальные вечера, спорт и начальная военная подготовка: Да разве можно объяснить, что для нас значит интернат! Когда в девятом классе мы переступили его порог, разве думал кто-нибудь, что он займет так много места в жизни? Мы любим математику, увлекаемся физикой - из-за этого мы и приехали сюда - но интернат дает гораздо больше. Это ему мы обязаны любовью к стихам, музыке, театру. Здесь зародилась дружба, которая останется на всю жизнь.

Сегодня ФМШ 10 лет. Всего десять лет, а сколько отсюда уже вышло математиков, физиков и даже химиков и биологов!

Пусть не все мы станем учеными, но можно с уверенностью сказать, что интернат воспитывает хороших, интересных и увлеченных людей. Наша школа - это не только школа знаний, она дает нам путевку в жизнь.

[К содержанию]

Чет-незачет
(Александр ШИШКИН, 10 "Д", 1978 - 79 уч.г.)

- Знаешь?

- Д-д:

- Знаешь?

- Д-д: Кой-что!

- Рассказывай!

- Не знаю.

- Незачет. Следующий. Знаешь?

- Знаешь.

- Что за шутки! Незачет. Следующий. Знаешь?

- Знаю.

- Что знаешь?

- А все.

- Все?! Все даже я не знаю. Незачет. Следующий. Знаешь?

- Знаю.

- Что знаешь?

- Что спросите.

- А что спрошу?

- Решения однородных дифуравнений первого порядка.

- Рассказывай.

- ::::

- Все? Молодец. Знаешь. Зачет. Следующий. Знаешь?

- Знаю.

- Что знаешь?

- Матерьял.

- Какой материал?

- Текущий.

- Зачет. Следующий.

- Простите, мы вдвоем.

- Давайте. Знаете?

- Знаем?

- Тогда отвечайте. Та-ак: Что же вас спро: Зачет небось хотите?

- Именно. Хотим. Очень: Оба. Как есть хотим.

- Молодцы. Зачет - зачет. Следующий.

- Уже рядом с вами.

- Что у меня в руке: зачет-незачет: зачет-незачет?

- Зачет.

- Угадал. Следующий.

- Я.

- Что?

- Влюблен.

- В кого?

- В предмет.

- В какой?

- Как какой, моей любви.

- А в какой?

- В ваш!

- Ну а в какой?

- Который сдаем!

- А который сдаем?

- Ну: вы уж придираетесь:

- Незачет. Следующий.

- Я.

- Что?

- Влюблен.

- В кого?

- В решения дифференциальных уравнений.

- Зачет. Следующий.

- Я.

- Что?

- Влюблен.

- В кого?

- В вас.

- Нахал. Зачет. Следующий.

- Мы.

- Кто?

- Следующие.

- А кто?

- Кольк! Кольк! Кончай спать, зачет проспишь!

- А это что, еще не зачет?

- Зачет. Только ты заснул. А тут уже двоих спросили!

[К содержанию]

Объявление на тему
"Пропала тумбочка"

(КВН - 17.X.1986г.)

Вернись!

Твоя открытая душа не выдержала моего жестокого обращения. Милая, прости меня за это. Ты же должна чувствовать, как я люблю тебя. Я не могу без тебя жить, любимая. С тех пор, как ты ушла, жизнь моя стала сера и захламлена, в ней все смешалось и царит хаос. Я доверял тебе самое сокровенное, а теперь беспокоюсь о сохранности присланных из дома продуктов: Родная, стоит мне закрыть глаза, и я вижу твою спинку с перекинутым через нее полотенцем, которое теперь где-то валяется, и твои стройные (деревянные) ножки: Если ты не вернешься к понедельнику, то жизнь моя потеряет всякий смысл, и я (быть может) погибну.

Люблю и жду.

Вечно твой:

[К содержанию]

СКАЗКА
about kolobok:

(КВН - 17.X.1986г.)

Посадил старик корень, кубический-прекубический, в поле кольца вычетов Z17. И рос этот корень не по дням, а по геометрической прогрессии, строго монотонно и непрерывно. И вот вырос он до максимума, пришла пора его извлекать. Извлекал его старик, извлекал, и еще раз извлекал и наконец: понял, что корень не извлекается. Позвал старик старуху, научный совет держать. А старуха, у которой в голове лишь варенье да кино, предложила этот корень продифференцировать.

А в это время в e -окрестностях нашего интерната жил колобок радиуса R. Жил он весело, по утрам иногда на зарядку выкатывался, удивлялся странным математическим законам, по которым два "+" переходят в два "0". Потом он катился в столовую на Е-завтрак. Иногда, выходя из столовой, он забывал, что только что позавтракал, и снова становился в сходящуюся последовательность очереди. Но всякий раз Катерина Ивановна, радиуса R >> 0, разоблачала его, и каждый раз под действием силы давления со стороны поварешки, поднятой над его головой на высоту h и имевшей потенциальную энергию E Mgh, где М - масса поварешки, он укатывался. И однажды он закатился во время 1-го урока в корпус А. А навстречу ему - баба Маня со шваброй. Далее следовал непереводимый баба Манин фольклор вперемешку с мат. терминами, от которых колобок совсем потерял голову. Но и от бабы Мани ему удалось уйти.

Тем временем старик со старухой продифференцировали корень, видят - ничего не получается. Вдруг смотрят - катится им навстречу колобок, сферический-пресферический. Старуха и говорит: "Колобок, колобок, я тебя съем". Рассмеялся колобок диким хохотом и говорит: "Ха-ха-ха! Я от Катерины Ивановны ушел, я от бабы Мани ушел, а от тебя, старуха, и подавно уйду". Старик и говорит: "Помоги-ка нам лучше корень извлечь". Колобок и говорит: "Глупые вы, глупые, позовите лучше Айзика Шаевича". И позвали они Айзика Шаевича. Прибежал он с микрокалькулятором и написал мощнейшую программу. Но заупрямилась микросчиталка и обозвала его страшным словом "ERROR". И обиделся Айзик Шаевич, и ушел от них в + ¥ .

Собрал тут колобок свои мысли, выстроил их в стройную цепочку аминокислот, выложил в ряд Тейлора. И тут пришла она - Идея!

- Эврика, нашел! Ежихи! Только они могут нас спасти.

(все поют)

Но и они не помогли. Что же делать? Все сидят в тягостном молчании со скорбными лицами. Но тут появился Владимир Натанович: "Спокойно, дети, я - Дубровский!"

(все: - Ах! Ох! и т. д.)

- Это же очевидно до тривиальности, следовательно, не требует доказательства,- сказал Владимир Натаныч и извлек распрекубический корень.

КОНЕЦ

[К содержанию]

Объяснительная записка
на имя Д.Л.Абрарова
от стариков
о ночных безобразиях новичков

(КВН-1988-?)

Сегодня, ночью с 14 на 15 октября, мы, ничего не подозревая, возвращались из учебного корпуса домой по коридорам корпуса "Б", неся по ведру сухих листьев, а также "Фанту", коктейль "Вечерний" и т.д., мы подверглись варварскому нападению новичков и ежей. Они коварно заманили нас вареньем в свою комнату и отобрали наши листья. В последний момент, когда эти вандалы увлеченно делили свою добычу на полу, мы, спрятавшись за ширму, связанную из валявшейся на полу и в стенных шкафах одежды, выбрались из комнаты.

Между тем грабители, очевидно, с целью освобождения в шкафах места для сокрытия листьев, вынули все учебники и сложили их в стопку с минимальной площадью основания 20х15. Кроме того, мы имеем основания полагать, что у ежей на втором этаже был устроен хитроумный капкан, чуть не прихлопнувший нас упавшим шкафом.

Как выяснилось позднее, им удалось сместить стрелки наших часов и добиться с неслыханным коварством того, что мы встали в 6 утра и вышли на зарядку. Здесь, на страшном холоде, они хватали нас, сажали на себя и, с риском для нашей жизни, бросались галопом в темноту. Другие окружали нас и невинных суперов, заставляя отбиваться шуточными вопросиками, но нам было уже не до шуток.

После чего они с помощью хитроумной системы из железа и бетона проникли в нашу столовую и съели наш завтрак. Что мы могли поделать, сопротивляясь хрупкими воздушными шариками!

Мы просим снисхождения за недостаточное сопротивление этим воинствующим ордам и надеемся на него.

<К содержанию>

Тяжелый день (опыт авангардной прозы)
(Н.Н.Константинов - Псевдоним, намек на преподавателя литературы НИКОЛАЕВА Константина Константиновича, 01.12.88)

Настроившись под ласкающие душу истошные крики "Па-дъем!" на очередной непролазно скучный день, Боба вылез из постели, одел спортивный костюм, натянул кроссовки, по старой привычке их не завязывая, медленно вышел из комнаты и побрел играть в крестики-нолики, шарахаясь на лестнице от пышущих здоровьем и бодростью ежей, спешащих на любимые водные процедуры под надзор бабы Мани; попытка отыграться "за себя и за того парня" успешно сошла с рук, это, однако, доставило ему немного радости, поскольку вошедшая в привычку удача, как известно, уже как бы и не совсем удача, во всяком случае, праздновать пышные торжества не стоит, гораздо большее удовольствие можно получить, пройдя мимо бдительного ока Арон Давыдыча с видом выполненного долга и расслабленности, якобы после 17 километров по стадиону, из которых каждый километр набирался взмахом рук на крылечке, в кои-то веки приведенном в божеский вид, однако Боба честно пошел бегать, потому что надо было освежиться пред трудным, изнуряющим марафоном, пожалуй, даже сверхмарафоном, потому что марафонцы сейчас бегают быстро, а у Бобы впереди маячили многотонные 5 часов 15 минут с редкими, пролетающими мгновенно, так что не успеешь даже в корпус сбегать (да и не пускают туда) перерывами; возвращаясь с зарядки, он растянулся ни с того ни с сего на ровном месте, это была дурная примета, а отсутствие очереди в умывальнике и на завтрак и, наоборот, присутствие уборочного инвентаря на обычном месте за новым шкафом еще более удручили его, потому что, по закону сохранения везучести, это означало, что крупной, разгромной неприятности, от которой будут краснеть уши и щеки и будет муторно и тошно на душе, сегодня не миновать, и это будет даже не потеря библиотечной книжки или четверка за дежурство по комнате (вот придиры!), нет, скорее всего, это будет нечто более ужасное, только неясно пока, по геометрии или по матану, ох, только бы не это, о чем страшно даже подумать, только бы не по обоим предметам сразу, но, видно, такая уж судьба, тем более раз подумал об этом, заранее испугался, то сбудется обязательно; весь в переживаниях от подобных мыслей, Боба опоздал на лекцию, к счастью, ненадолго, на заднем ряду еще были два свободных места, и он, не колеблясь, выбрав стул с целой спинкой, потому что всегда приятно чувствовать за собой надежную опору, приготовился послушно глядеть на лектора, трясущего где-то далеко впереди своей прической воспитанного панка, которую тот сделал к 8 Марта, - с целью попугать милых дам, видимо, - да так и не сменил, и возмущающегося про себя непонятливостью большинства учащихся потока; лекций Боба уже давно не писал, да они и не были ему нужны, он знал программу на 6 лет вперед, а задачи щелкал как семечки, и подобная обстановка его совершенным образом удручала, тем более, что он взял на себя столь тяжкую ношу, что приходилось все время стараться забыть о том, что ты знаешь все, и притворяться своей полной противоположностью; "Нет, это совершенно невыносимо!" - подумал он, отвернулся от заядлых картежников на соседнем ряду, в пылу азарта заглушающих своим шепотом лекторское дребезжание, глядеть на них Бобе было невыносимо скучно, и он уткнулся в книжку, снова художественную, потому что серьезных книжек в библиотеке мало, от учебников же его почти всегда вызывает на тошноту, до того скучно, длинно, запутанно и нечитабельно в большинстве из них, Fiction ему раньше тоже казалась скучной, однако поневоле (почти) пришлось за нее взяться, и применимое-таки к большинству писателей высказанное выше мнение по отношению к некоторым он успел изменить; но вот прозвенел звонок, лекция в агониях пыталась еще завершиться преодолевая шум отодвигаемых стульев и шарканье десятков ног, спешащих подальше от этого страшного лобного места; Боба захлопнул книжку и тоже пошел, почти побежал в класс, чтобы немного прийти в себя перед геометрией, два по которой, как ни странно, не принесли ему никаких неприятностей, кроме того, что он вместе со всем классом опоздал на второй завтрак, в результате пришлось пить кефир без сахара и закусывать его огрызками вчерашнего железобатона, поскольку свежий хлеб кончился, а сахар растащили на чай в комнатах, создаваемый в запретных пожароопасных электро-чайниках, но это его не огорчило, ведь человеку нужно для счастья очень мало, к тому же могло получиться так, что этот казус с питанием и был главной неприятностью на сегодня; желание это, увы, не сбылось; отсидев литературу, заполненную базарными анекдотами и возвышенными мыслями о великих писателях, их великих творениях и великих мира сего, и биологию, единственный предмет, который Боба уважал, потому что знал плохо и, вследствие этого, старался учиться по нему хорошо,хотя и не всегда получалось,он пошел на матан с тяжелым сердцем, ушедшим от тяжести в пятки, и с предчувствием, что утренние предчувствия его все-таки не обманули; он еще на что-то надеялся, тем более что материал он знал и домашнюю сделал, но класс отвечал сегодня просто блестяще, средний балл у многих мог бы сегодня повыситься, если бы не был и без того критически велик, и ему пришлось из-за этого, чтобы выровнять общий уровень, привести его к золотой середине, насколько это возможно, отвечать из рук вон плохо, что Боба и сделал, поборов себя, и с горечью в душе он услышал: "Садись, Боба. Ставлю тебе минус в кружочке. Присоединяю к предыдущему минусу, получается два в журнал. Что молчишь, Боба? До контрольной времени ведь совсем немного осталось. Или ты опять думаешь ее на "5" писать?", - выслушав это, Боба молча сел, мысленно ругая себя за многочисленные упущения в своем трудном, но благородном деле, каких не следовало бы все-таки допускать, но на контрольных, не зная оценок товарищей, которые им еще предстояло получить, он позволял себе расслабиться и забывать на время о долге, о священной обязанности поддерживать в природе равновесие, выполняемой им несмотря на собственные желания и мечты; при этом ему было непонятно, как это до сих пор не встал вопрос об его отчислении, он спрашивал как-то у директора об этом, но никакого определенного ответа так и не получил, наверное, играли свою роль предыдущие сессии, сданные на одни пятерки; сейчас, однако, он получил очередную "пару", и, хотя это было далеко не в первый раз, дело ухудшалось тем, что оценку поставила обожаемая им Т.Н., двойка эта сильно вывела его из себя; чтобы успокоиться, он после невкусного по давней традиции обеда, какому предшествовала ставшая привычной гонка на выносли вость, от которой стонал хрупкий фундамент и опадала штукатурка с пожухлых стен, бежал в Москву, бродил по Арбату, по различным магазинам, истратил кучу денег, вернулся только ко второму ужину, который быстро поглотил, и побежал убираться,выметать сормусор из-под углова тых железных коек и мочить грязный пол не менее грязной тряпкой, ее к тому же предстояло еще помыть; после всего этого, после очередного шумного и суматошного дня он сумел все-таки уединиться ненадолго в бытовке и почитать "Physical review", выпрошенный на пару дней у преподавателя; это, конечно, было проявлением слабости, но не может же он все время изображать двоечника, он устал, так пожалейте бедного ребенка, не придирайтесь к нему слишком строго, и вообще, давать по праздникам мандарины, водить в киношку и разрешать подольше спать по утрам, а тут над ними натурально издеваются, причем с размахом, от таких издевательств, от таких нагрузок на неокрепший организм не то что кони, даже верблюды дохнут, и никто их не пожалеет, ни учеников, ни верблюдов, да и некому жалеть, все лезут в командиры, руководить с помощью традиционных административно-командных методов, одним из проявлений которых стал свет, точнее, его отсутствие, пришлось идти спать, тем более, что завтра Бобе предстоял новый, полный привычных скучных мучений день, не менее тяжелый, чем сегодня.

[К содержанию]

Всего лишь три кубика
(Дмитрий КАШКО, Super "А" 1989г. выпуска, 1989-90)

Здравствуйте, серьезные старики и вечно молодые старухи, беспокойные новички и очаровательные новичихи, колючие ежи и загадочные ежихи. Что может сделать для интерната старый ленивый квадратный супер, слишком многим обязанный интернату, чтобы не дать ему ничего взамен, и слишком чужой для него сейчас, чтобы сделать что-нибудь для него своими руками? Я просто попытаюсь рассказать все, что знаю о нем, точнее, о том, чем он был два-три года назад. Я отдаю себе отчет в том, что слишком многое из того, о чем я напишу сейчас, так же чуждо теперешнему интернату, как динозавры и каменные топоры - теперешнему миру, но если хоть что-нибудь из этой тетради окажется вам полезным, я поверю, что отдал хотя бы маленькую часть огромного кредита, любезно предоставленного мне этим трижды благословенным заведением.

Итак, с чего начать? Наверное, с приезда. Старики приезжают первыми. Они убирают весь крупный мусор, оставшийся по окончании очередного летнего ремонта, и обставляют комнаты новичков, забирая все лучшее себе, а лучшее из худшего перетаскивая от "чужих" новичков к своим. Они заправляют новичкам постели и расставляют мебель в комнатах наиудобнейшим, по их мнению, для новичков образом.

Первые дни просто замечательны. Мало где можно найти такое количество теплых встреч, объятий и поцелуев, как 29 - 30 августа в интернате. Вдруг люди, которые год назад были тебе практически незнакомыми, становятся родными и близкими, и ты пьешь с ними чай, болтаешь о жизни и удивляешься тому, что год назад не обратил внимания на таких замечательных людей. Когда-нибудь на 4-й этаж приходит шумная толпа суперов с тортом и гитарой, и вот уже пол-интерната сидит в этой комнате, поет песни и объясняется друг другу в любви. Когда же супера уходят, старики доклевывают остатки торта и говорят, говорят, говорят: И далеко за полночь тянутся эти вечера при свечах и гитаре.

Потом приезжают новички. Маленькие, глупенькие, наивные, но любопытные и с жадностью губки впитывающие информацию о том ужасном и загадочном месте, куда они попали. Вначале трудно понять, кого больше: новичков или их родителей, но на последних внимания никто не обращает, они собираются небольшими группками и бодро делятся друг с другом соображениями о дальнейшей судьбе своих чад. (Удовлетворите их любопытство! Повесьте газету, где вы развеете все их сомнения о правильности выбранной для дитяти дороги.) С новичками куда сложнее. Их нужно встретить! Здесь открывается необозримый простор для выдумки и фантазии. Супера (теперь четвертой степени) ашники, когда были стариками, залезали на крышу остановки и дружными криками приветствовали каждый подходящий 104-й, а мы вешали над входом огромный плакат: "Добро пожаловать, новички и ежики!". Сидящие на списках старики каждому говорили: "Здравствуйте!" - и объясняли, что нужно сделать, чтобы пройти к врачу. У врача образуется огромная очередь, в которой новички теряют время почем зря. (Проведите своих новичков без очереди - они того заслужили, они ваши, а чужие пусть стоят, раз у них старики такие несообразительные. Отсчитайте семнадцатого, а возмущающимся предложите назвать третью или четвертую цифру корня из семнадцати после запятой, пусть помучаются, вы-то знаете, что = 4.1231056, а последняя цифра 1717 - 7.) Ах, появилась девочка! Ее, конечно же, сразу пропускают без очереди, не смотря на внешность. Но заклинаю вас, подождите, покуда выйдет последний мальчик из только что зашедшей группы. После врача новичок должен узнать, в какую из комнат можно поселиться, а воспитатель там его найдет уже сам. Кстати, вы не забыли отнести вещи новичих и ежих на четвертый этаж? Честное слово, нет лучше способа познакомиться с новичихой или ежихой, чем так вот ей помогая. Торопитесь, а то дорожку к женскому сердцу сможет протоптать кто-то другой.

Затем следует первый обед, на который собирается еще большая, чем к врачу, очередь. Но все уловки на ней проходят не хуже, чем на ее медицинской предшественнице. Если после этого даже самый бестолковый новичок, будучи разбуженным посреди ночи, не сможет ответить, что "CAMEL" в переводе с английского означает "верблюд", а 17! = 355687428096000, то вы поработали недостаточно продуктивно.

Теперь вернемся к девушкам. Убедившись, что и в столовую их пропускают без очереди, они начинают воображать, что попали в некую разновидность женского рая и: О, это очень опасно! Вы видели что-нибудь хуже слишком много о себе возомнившей новичихи? Поэтому без зазрения совести заставляйте их вытирать столы (естественно, если они последние, кто за столом обедал). Кстати, без очереди можно пропускать не только семнадцатого, но и последнего. Все-таки делать это стоит не чаще двух-трех раз за обед, а то за право стоять на семнадцатом месте начнется потасовка.

Новички обычно допускают ужасную ошибку - привозят с собой горы абсолютно не нужных им учебников и почти совсем не привозят варенья. Чтобы они глубже осознали всю глубину своей ошибки, желательно все варенье у них съесть в первый же день (или почти все, если хотите покушать и завтра). Не жадничайте, поделитесь с новичками их вареньем, а то они могут обидеться. Вообще, новички должны твердо усвоить, что нет ничего хуже в интернате, чем не знать, что такое 17, и не иметь варенья. Больше всех везет в первый день, конечно же, "A"-шникам. Они оперят! Вообще, опера никогда своих новичков не записывают - с них обычно хватает словесного предупреждения: "Мужики, не подводите, на этаж идет Славинская". Естественно, за это опера имеют полное право в последний день опережки устроить пиршество у новичков, включить им розетки, принести батоны и пить чай, поучая их жизни.

Итак, первый день кончен. После первой олимпиады и первых домашних заданий новички окончательно убеждаются в полной своей тупости и несообразительности. Учителя думают, что это действует на них благотворно. Может быть, но по себе помню, как это неприятно, когда весь день уходит на приготовление одной задачи. А в свободные от учебы жалкие крохи времени продолжается знакомство новичков со стариками и интернатом. Старики-ашники устраивают в своем кабинете чаепитие с новичками, пускают по кругу свечку, и каждый, у кого она в руках, рассказывает, что хочет, о себе и отвечает на вопросы со стороны. Заканчивается все дискотекой. Нечто подобное есть и у других классов, даже к ежам в один прекрасный день приезжают супер-ежики и устраивают в ежариуме такой буйный сейшн, что даже старики туда не показываются. 9 "Г" и 9 "Д" устраивают (не без участия пернатых) математический КВН. Спорткомитетом в начале сентября проводится принудительно-добровольный спортивный праздник с обязательным забегом на 1 км с последующим увековечиванием на полгода имен призеров на стене спорткома.

Вообще, первые дни - очень важные. Тогда новички еще относительно свободны (числа до 7-го), и в них можно очень много чего затолкать. Но все же главное, что куется в эти дни, - это связь поколений. Новички понимают, что свои старики - это не так уж и плохо, и что они вполне окупают расходы на их содержание. К старикам можно в любой момент прийти и получить ответ на любой интересующий тебя вопрос, будь он об учебе или о жизни. Старики всегда и везде - на СИ, ОКО, спорткоме или к/к - отстаивают интересы своих новичков, и от силы стариков во многом зависит благосостояние новичковского класса. За это старики требуют немного: уваженья и варенья. И получают и то, и другое.

Кстати, о варенье. Я не знаю, кто его придумал, но, бесспорно, это был великий человек. Я бы поставил ему памятник. Из варенья же. Яблочное, сливовое, вишневое, черешневое, абрикосовое, персиковое, айвовое, грушевое, крыжовенное, смородиновое, малиновое, кизиловое, клубничное, земляничное, алычовое, черничное, клюквенное, мандариновое, рябиновое, ежевичное, из орехов, из инжира и лепестков роз. Густое и сладкое, воплощение совершенства, пища богов! Тебя можно есть ложкой, намазывать на хлеб, сыр, масло, колбасу, растворять в кипятке или слизывать с пальцев. Ты являешься полноправной интернатовской валютой - тобой платят за утерянную вещь, угощают нужного человека (супера или проверяющего), встречают гостей и подслащивают чай, тебя слизывают все, до последней капельки, и ты стоишь того. Ходят легенды о старике, умевшем выворачивать стеклянные банки наизнанку и их облизывать; я ему завидую - это был великий умелец. Конечно, несчастна комната, в которой нет матрасов и ребята спят на сетке, но трижды несчастна комната, в которой нет варенья.

Первые недели просто посвящены обжиранию новичков и ежей. Этим занимаются все - старики, супера, проверяющие, опера, применяя для этого самые изощренные методы. Можно устроить в субботу вечером внеочередную проверку СИ. Новички поверят, а вид журнала, который всегда можно стащить на вахте, приведет их в такой трепет, что они тут же уберутся в комнатах. Или раскошелятся. Можно устроить шествие ряженых (умирающий герой гражданской войны за освобождение Кунцевского района от Моссовета, миллионер из Америки, приехавший специально для того, чтобы отведать "руссиш деликатес", наследный принц республики Зимбабве, утверждающий, что если его сейчас же не накормят, то немедленно начнется война, или просто группа живописных побирушек). Кстати, вместо варенья может сгодиться сгущенное молоко или любая другая вкусная вещь. Новичкам много есть не положено - съедят свое, когда стариками станут.

Еще одна примета сентября - очень много суперов. Они изо всех сил хорохорятся и выпендриваются, унижают стариков и бахвалятся перед новичихами. Не верьте этим провокациям - им просто скучно. Они, как малые дети, оторванные от кормящей матери, несчастные существа, вырванные из естественной среды обитания, возвращаются в интернат в надежде потрогать руками все столь родное и столь близкое еще вчера и столь безжалостно отвергнувшее их сегодня. Не гоните их, а угостите конфеткой, скажите пару теплых слов. Они и сами скоро поймут, что они здесь лишние, просто жалко, когда любовь, обжегшись, превращается в ненависть.

А сентябрь уже кончается, на носу следующий месяц - октябрь. Начальная лихорадка улеглась, новички и ежи начали учиться не лихорадочно, а систематически, старики стали есть варенье не лихорадочно, а систематически, мальчики стали ухаживать за девочками не лихорадочно, а систематически, и т. д. В общем, жизнь вошла в свою привычную колею.

9 октября отмечается сорок дней по 31 августа - последнему вольному дню. Вообще, отношение к каникулам очень трогательное: интернатовец ждет их всю четверть. Во многих комнатах висят самодельные календари, показывающие, сколько осталось до каникул, а каждый "отмученный" день тщательно зачеркивается, выбрасывается из памяти.

Первое воскресенье октября - День учителя. Довольно заофициализированный, но все-таки праздник. На уроках ученики поздравляют в пятницу математиков, в субботу - физиков. Также к пятнице в холле висит праздничный "Спектр". Что такое "Спектр"? Интернатовская стенгазета. Сначала называлась "Голос ФМШ", а годах в 70-х получила свое теперешнее название. Когда еще существовал комсомол, числилась органом к/к ФМШ №18, но к комсомолу имела отношение лишь в том, что редактор "Спектра" входил в к/к с правом решающего голоса. Газета обычно выходила ко Дню учителя, Посвящению, Дню рождения интерната, Новому году, 1 марта, 8 марта и 1 апреля, а также в любое другое время в зависимости от прихотей редакции. В общем, забавная была газетенка.

Но самое главное событие в интернате в октябре - это, конечно, Посвящение. Что я могу ответить неинтернатовцу, когда он спросит меня, что такое Посвящение? Наверное, ничего. Это ничуть не легче, чем объяснить австралийскому аборигену смысл христианства. Посвящение - это то, о чем целый год мечтают новички и с самодовольством вспоминают старики. И новичкам не надоедает целый год пускать сладострастные слюни и представлять про себя этот день: "Вот появятся у нас свои новички, вот тогда их и посвятим!" Надо ли говорить, что на такие мысли имеет право лишь посвященный новичок. Непосвященный (читай - неполноценный) в идеале вообще никакого представления о той глыбе, которая свалится ему на голову, иметь не должен.

Так что же такое Посвящение? Верховное божество в интернатовской религии, 1 января интернатовского календаря, день, знаменующий смену поколений. После Посвящения новички официально становятся новичками, а старики - стариками. Если даже новичок будет отчислен из интерната на следующий день после Посвящения, он все равно по окончании школы будет называться супером. Еще один маленький нюанс: не стоит говорить при новичках, что старики до Посвящения не совсем старики, а так, ни рыба ни мясо, - такие действия преследуются по статье о дискредитации власти. Вообще, официальная смена поколений несколько отстает от фактической: новичок фактически становится новичком, когда переступает порог интерната, а официально - с подъемом в день Посвящения. Старик фактически становится стариком, когда видит первого новичка, а официально - после Битловских скачек, и только у супера эти даты совпадают: и фактически, и официально он становится супером с рассветом после выпускного; с этого же момента степени всех последующих суперов увеличиваются на единицу. Возможно, в таком разделении официальных и фактических сроков есть свой резон - старики своим Посвящением как бы сдают экзамен на право называться стариками. Это, наверное, единственный экзамен, который ни разу не был провален. Были Посвящения лучше, были хуже, но они были всегда, сколько стоит интернат, и я даже представить не могу себе подобный конфуз, даже в самых кошмарных снах мне не являлась та помойка, в которую следует посадить стариков, не сумевших устроить Посвящение.

Простите, я отвлекся от дела.

За день до Посвящения старики покупают торты, фанту или пепси-колу и смазывают двери в корпусе новичков. Во всех стариковских комнатах в строжайшей тайне от новичков и ежей надуваются шарики, расписываются этикетки на бутылках или рисуются плакаты. Каждая комната стариков знает, какую комнату им посвящать, - ведь шефство внутри классов идет по комнатам. Засыпают в этот день старики необычайно рано - где-то в полдвенадцатого. С 23:00 оперотряд (а этой ночью по очереди дежурят отряды от всех классов) перекрывает все движение между корпусами. Так как по мере приближения к Посвящению действия ОКО все больше ужесточаются, уложить новичков спать не представляет особого труда, и с этого момента первостепенную важность приобретает пост на входе новичковского корпуса - старики в буквальном смысле слова охраняют сон новичков.

В 23:30 выключается вода в жилых корпусах.

С последним автобусом приезжают супера. Они сидят в холле, болтают друг с другом, вполголоса поют песни. Для многих из них это первая поездка в интернат, первая за четыре месяца встреча друг с другом.

И вот, часа в три ночи будят стариков, которые в мгновение ока собираются и, подбадривая друг друга решительным шепотом, идут в корпус новичков начинать Ночной Бедлам, основную и самую главную часть Посвящения. Он длится недолго - минут 45, но как за это время преображается новичковский корпус! Вы в силах себе представить набег Аттилы на Рим, или разграбление Константинополя крестоносцами, или, на худой конец, пир махновцев в только что захваченной станице Новочеркасской? А теперь во всех трех случаях добавьте разрушителям решительности и фантазии и запретите уносить что-либо с собой, заставьте их действовать по принципу "разрушая - создавай", и только тогда вы, слив это все воедино и сжав во времени до 45 минут, получите хоть какое-то жалкое подобие того, что творится в интернате с 3:30 до 4:15 в ночь Посвящения. С утра в корпус новичков стоит водить экскурсии из художников-модернистов и режиссеров абсурдного кино, чтобы они поучились там фантазии. В комнатах в шкафах одежды нет, она висит в виде гирлянд на плафонах, за окошками, между кроватями. То, что невозможно вплести в гирлянду, занимает отдельные места, также выбираемые с немалым остроумием, например, дверная ручка замечательно смотрится вкупе с надетым на нее носком, а ножкам кроватей, наверное, очень тепло в зимних ботинках. Короче, делайте все, что вам заблагорассудится: рисуйте на стенах гениальные полотна, исписывайте окна остроумнейшими надписями, ходите босиком по потолку - но запомните два завета, нарушение которых грозит вам десятью годами каторжных работ с последующим четвертованием. Первый из них - не навреди. Все последствия разгрома должны быть легкоустранимыми: краска смываема, комнаты убираемы, а одежда отчищаема. Нежелательно, например, выбрасывать обувь в окошко, обрывать плафоны или приклеивать новичка к кровати эпоксидным клеем; можно ставить шкаф на стул или кровать на шкаф, но если треснет хоть одна дощечка или хоть один новичок получит царапину, считайте себя преступниками. Вторая заповедь - не разбуди новичка. Старику, который вскрикнет в корпусе новичков, следует, как минимум, отрезать язык, а тому, кто будет упорствовать, вдобавок еще выбить зубы. Конечно, новичок может проснуться от других, не зависящих от стариков причин. С такими надо усиленно бороться. Лучше, пока зараза не успела распространиться, ему сразу ненавязчиво объяснить, что на его месте лучше сразу же заснуть, а если не заснуть, то умереть на месте и не подавать признаков жизни вплоть до подъема на зарядку. Слова можно подкрепить делом, высыпав на него ворох сухих листьев или заклеив ему рот изолентой. Когда старики уходят, они оставляют у новичков фанту или какой-нибудь другой напиток и, в некоторых классах, как, например, у гэшников, торт. Истощив свою фантазию на новичках, старики отправляются к ежам. Там повторяется примерно то же, но без подарков. В самом конце расписываются коридоры и лестницы, по корпусу проходит отряд оперов и воспитателей, очищающий корпус от запосвящавшихся стариков и укладывающий новичков спать. На выход из корпуса ставится очередной наряд из ОКО, задача которого никого не впускать и (не дай боже!) никого из новичков не выпускать - ведь с минуты на минуту начнутся Битловские скачки, на которые новичку пролезть должно быть труднее, чем верблюду в игольное ушко. Битловские скачки - такая же тайна для стариков, как все Посвящение для новичков, ведь старик становится стариком именно на Битловских скачках. Сделать их - последняя обязанность суперов перед интернатом, и это единственная вещь на Посвящении, за которую старики могут быть спокойны, это будет сделано. Старики на Битловских скачках чувствуют себя новичками, а супера - стариками, такая вот возможность помолодеть на год. Именно поэтому так необходимо, чтобы на скачках не было новичков - о них еще позаботятся, а пока праздник стариков и суперов.

Так проходит ночь Посвящения на трех новичковских и ежиных этажах. Примерно так же она проходит и на четвертом этаже корпуса "А", с той лишь разницей, что Посвящение новичих и ежих - дело старух и только их. Старики туда суются лишь постольку, поскольку их об этом просят старухи, и специальный пост ОКО на протяжении всей ночи охраняет четвертый этаж от незваных гостей. И, конечно же, все старухи, на год помолодевшие, присутствуют на Битловских скачках, завидуя новичихам и радуясь за них.

А в 6 утра новичков поднимают на зарядку. Это требует немалого искусства, но обычно все обходится благополучно. На выходе перед выходом из интерната жирно намалеваны две стрелки: для стариков и суперов - прямо к стадиону, а для новичков и ежей придумывается шикарная запутанная трасса в обход всего, что только можно обежать за 10 минут. Трасса обозначается стрелками на асфальте с кучей ложных ответвлений и приколов по ходу дела. Добравшихся, в конце концов, до стадиона ждет масса веселых упражнений, каких - вам решать, но одно должно быть обязательно: каждый новичок и еж должен некоторое расстояние провезти на себе старика или супера - тех, кто еще целый год будет сидеть у него на шее. За каждое упражнение новичок получает подпись старика в заранее заготовленную карточку. Карточка с определенным количеством подписей - пропуск на завтрак. О, завтрак: Если бы новички знали, через какие невзгоды и лишения им придется пройти, чтобы отведать жиденькой рисовой кашки - так бы они старались на него попасть? Но, тем не менее, вернемся к нашим баранам, т. е. новичкам. Хоть завтрак и начинается минут на 15 раньше обычного (новички это знают, в холле уже висит расписание Посвящения), у новичков есть минимум час, чтобы убраться в комнатах - они должны быть поставлены в известность, что, несмотря на всю необычность дня, утренняя проверка корпусов не отменяется. Итак, измучившись на зарядке, и еще более - на уборке комнаты, новичок идет завтракать и с ужасом убеждается в том, что обычная дорога в столовую закрыта, а попасть туда можно, только пройдя Джентльменский контроль и Дорогу жизни. Джентльменский контроль - это когда идеально одетый старик, представляющий собой образец того, в каком виде новичок должен прийти в день Посвящения на уроки, в изысканнейших выражениях отправляет обратно в корпус новичков, этому образцу, по его мнению, не соответствующих. Благополучно пройдя Джентльменский контроль, новичок попадает на Дорогу жизни. Где ее устроить - дело ваше. Можно в актовом зале, можно на улице, было бы из чего построить лабиринт, через который средний новичок мог бы пройти, затратив максимум времени и причинив минимум вреда своей одежде. А по стенкам лабиринта бегают старики и супера, до зубов вооруженные воздушными шариками, и осыпают бедные новичковские головы градом безжалостных ударов. Вы не представляете, до чего приятен звук от удара пустой резины по пустой голове. Воистину, барабан достоин палочек.

Подобный лабиринт, только поменьше, устраивается и в большом зале столовой (Посвящение - единственный день в году, когда новички и ежи завтракают в большом зале, а старики - в малом). При входе в столовую у новичков проверяют карточки с зарядки и пропускают к раздаче. Окропив водой и настучав напоследок шариками, полуобезумевшему новичку вручают палочки от мороженого и указывают на плакат, на котором написано, что сегодня - впервые! - в интернатовской столовой день китайской кухни и поэтому есть надо только рисовыми палочками. Попробуйте съесть тарелку жидкой рисовой каши, пользуясь только палочками от мороженого, и вы поймете, почему китайцы на весь мир славятся своей ловкостью и координацией движений. А так как новички - еще не совсем китайцы, прошу вас, сделайте так, чтобы по окончании трапезы они имели доступ к умывальникам.

Естественно, старики спокойно проходят в малый зал и едят кашу ложками, как все белые люди.

После завтрака новичок идет на уроки. Само собой, в классах все так же, как в комнатах: колонны из парт и стульев, исписанные доски и прочие украшения, придающие особую прелесть первому уроку. Стоило бы сказать - так называемому уроку. Ну вы подумайте, какие могут быть уроки в такой день! К счастью, и учителя это прекрасно понимают, поэтому урок превращается в нечто среднее между научным конгрессом и заседанием клуба веселых и находчивых.

После уроков - обед в нормальной столовой, состоящий из нормальных блюд, едомых нормальными вилками и ложками, а после обеда начинается самое сложное для стариков - поддержать в новичках тот огонь, который загорелся в начале дня. Ни в коем случае не сбавлять обороты - набрать их заново будет гораздо труднее. До ужина может быть КВН "Запад-Восток", концерт, видеопрограмма (увы, в наше время такой роскоши, как видак, не было) или спортивный праздник на улице, встречи между стариками, суперами и преподавателями по разным видам спорта. После ужина - торжественная часть с произнесением клятвы интернатовца и раздачей значков ("металлические суммочки" надолго станут отличительным признаком интернатовцев, предметом их страха и гордости). После торжественной части - скачки до упаду, а в 24 : 00 наступает действительно упад. Дай боже вам всем так спать, как спит интернатовец в эту ночь. Он спит уставший и счастливый, выжатый как губка, и, тем не менее, получивший огромный запас энергии, он спит, как солдат после выигранной битвы.

Часто с Посвящением совмещается КВН West-East. О, это великий праздник! Низкий поклон вам, мои супера, за то, что вы ввели эту традицию. С первого КВНа, который состоялся в 1986, весь интернат разделился на два враждующих лагеря - "западников" (А, Б, В, Е, К) и "восточников" (Г, Д, И, Ж, Л). Нет, западник может дружить с восточником, очень его уважать и даже боготворить, но стоит только зайти разговору о том, что лучше - East или West, как глаза обоих только что неразлучных друзей наливаются кровью, оба начинают смотреть друг на друга взором, на который, возможно, способен лишь наследный принц Уэльский, который посмотрит так на оборванца, показавшего ему язык, и тут же на месте умрет от переполнивших его чувств ненависти, презрения и отвращения. Интернатовец от такого взгляда не умрет, но, истекая кровавой слюной и злобно лязгая зубами, он заявит, что даже представить себе не может, в какой помойной яме родилась мать того человека, в чьих загнивших мозгах могла родиться такая бредовая идея, что Восток, например, лучше Запада. Он вообще не представляет, как это Восток можно сравнивать с Западом, ведь это, по его мнению, все равно, что сравнивать червяка с Моной Лизой, "Tomis" с "Snow shine" или "Романтик" с "Панасоником". Восточник же, которого при слове "Запад" тоже начинает бить нервная дрожь, заявляет, скрипя зубами, что ему смешно слышать от амебы подобные заявления о ничтожестве человека и т. д., и т. п., до тех пор, покуда они не задохнутся собственной ненавистью. Пусть отходят, а мы вернемся к КВНу. Он проходит в середине октября, основная задача - расшевелить интернатовцев, выявить наиболее авантюристичных и сообразительных из них - их потом можно ой как использовать.

Итак, минимум недели за две до КВНа вешается красочное полотнище с положением о КВНе и темами домашних заданий. У каждой команды есть свой куратор из стариков - он несет ответственность за готовность команды. Команды усиленно готовятся, болельщики усиленно занимаются рекламной кампанией - привлечением на свою сторону сотрудников, пользуясь при этом, в основном, безудержным самовосхвалением и обливанием грязью соперников в устной (радио, ораторские выступления), письменной (многочисленные плакаты самого разнообразного формата и качества, развешанные во всех людных местах) и художественной (целые полотна, панорамы и серии комиксов, показывающие высокие достоинства своей команды и полное убожество команды противника) формах. Рекламная кампания начинается сразу после вывешивания так называемого "Положения о рекламе" и идет очень неровно - с всплесками и затишьями, но постарайтесь, чтобы она, как и общая напряженность, возможно более монотонно возрастала, достигая своего апогея в день КВНа.

Невозможно представить, что творится в этот день в интернате. Он похож на встревоженный муравейник, пчелиный рой или ставку Наполеона перед битвой при Аустерлице - он гудит, трясется и нервничает. Состояние членов команд близко к предынфарктному, состояние болельщиков - к состоянию членов команд. Актовый зал делится на две половины - "западную" и "восточную", рядом со сценой заседает жюри во главе с вечно юной Татьяной Николаевной Трушаниной, на сцене - компьютер с прошлой ночью написанным пакетом КВНовских программ. Сначала собираются возбужденные болельщики, а потом выходят команды и: А в общем, ничего такого особенного не происходит - команды играют, зрители болеют, просто не часто в жизни случаются минуты такого душевного подъема, и мне будет искренне жаль, если вы такую возможность упустите.

А потом кончается октябрь и начинается ноябрь, месяц утренних заморозков и осенних каникул. Во второй четверти возрастает количество свободного времени и запросов у новичков, убывает температура и жадность у стариков. Ладно, оставим интернатовцев удовлетворять свои запросы, а сами пройдемся по интернату. Честное слово, в нем гораздо больше интересного, чем вы думаете, нужно только быть любопытным и внимательным. Только знаешь, дружок, днем мы будем много кому мешать, да и нам будет много кто мешать, поэтому давай я приду к тебе ночью, ладно? Только ты попробуй все-таки часа три поспать - человеку хватает обычно трех часов на то, чтобы не быть сонной курицей весь следующий день, а ты ведь завтра на уроках должен хоть что-нибудь соображать. Это же так полезно.

Теперь здравствуй. Надень бесшумную обувь и не стесняющую движения одежду. Всю ночь над тобой дамокловым мечом будет висеть тень дежурного учителя. К счастью, они, за редким исключением, ночью хоть немного, да спят, но в любом случае очень желательны два правила: производить возможно меньший шум и оглядывать любое помещение (особенно коридор) перед тем, как туда войти. А сейчас ты вышел из комнаты, тихо-тихо добрался до холла первого этажа корпуса "У" и посмотрел, нет ли дежурного учителя и спит ли сторож. В принципе, если сторож не спит, он все равно не опасен (был, по крайней мере, - на полусонный вопрос: "Куда?" ответ: "Учиться!" действовал магически). Ты идешь по холлу? Остановись на минутку около доски объявлений, посмотри, какие шедевры изящной словесности там висят: "Спаситель мой! Нижайше припадая к вашим стопам, смиренно молю - верните мне найденную вами синюю сумку с конспектами и учебниками. Моей благодарности не будет границ!", "В понедельник в большом зале столовой обнаружено присутствие отсутствия присутствия черного кожаного дипломата с очень важным для хозяина содержимым, за которое он с радостью готов отдать любую сумму в свободно конвертируемой валюте". Стандартная цена, которую платят растяпы - варенье или сгущенка в количестве, прямо пропорциональном ценности потери.

Дальше можно идти в учебный корпус. Наверное, потому, что он нежилой, он ночью кажется более таинственным и загадочным, чем два других. Раньше в учебном корпусе было несколько таких мест, в которых можно было или приятно провести время в своей компании, закрывшись на ключ от непрошеных гостей, или просто уединиться. Не знаю, как тебе; мне, например, очень часто хотелось уйти на время от постоянной жизни у всех на виду и нырнуть в омут одиночества, побыть наедине со своими мыслями, без посторонних. Это были комитет комсомола, радиорубка, учительская на втором этаже, кабинеты истории, литературы и географии - практически единственные помещения, которые не походят на камеры с голыми стенами и от которых можно достать ключ. А еще есть крыша корпуса "У", наивысшая точка интерната, настолько замечательное место, что час пребывания на ней стоит того, чтобы неделю из ночи в ночь монотонно пилить гвозди завеса сломанной пилкой. Но я ушел от дела. Ты в корпусе "У"? Тогда, ради бога, не включай свет, а пройдись в темноте по всем трем этажам, подвалу и столовой, и если ты после этого не полюбишь в два раза больше каждый гвоздик, каждый кирпичик всех трех корпусов, каждого из трехсот с гаком учащихся и сотни сотрудников интерната, значит, в этом ты очень непохожий на меня человек и можешь сразу бросить читать ту бредятину, что пойдет дальше. Если же нет, то погуляй еще ночь, и еще ночь, и ты привыкнешь, и будут ночи, когда ты не успокоишься и не уснешь, покуда не встанешь с кровати, не пройдешься по ночному интернату и не попьешь чай в комитете комсомола. Ты узнаешь, в каких местах скрипит паркет в коридорах, как нужно открывать дверь, чтобы она не заскрипела; то ли душой, то ли сердцем почувствуешь это здание, и оно примет тебя, посчитает своим и откроет тебе все свои тайны и секреты. Ты почувствуешь, как прекрасны эти темные коридоры, то прозрачные, как эфир, то залитые чем-то средним между синим туманом и ведьминым студнем, ты узнаешь назначение каждого пятна лунного света на стенах и зависимость вкуса чая от времени его приготовления, запах лестницы, запах актового зала и вкус воды в три часа ночи. Ты распухнешь от этих знаний, как таракан в банке сгущенки, и все эти страшные интегралы, факторгруппы и векторные поля, проходимые в этих стенах, приобретут совсем другое значение и станут тебе не товарищами, а родными братьями и сестрами. Ты поймешь, что наука - милейшая штука, ее нужно понимать, с ней нужно дружить, и тогда тебе не нужно будет самому открывать или, тем паче, взламывать дверь в новый раздел - они сами будут тебе открываться по мере надобности. Увы, потом, в Университете, в отрыве от этих парт, на которых тебе знакомы каждая царапинка и каждое пятнышко, дружить с наукой будет куда труднее.

А еще в интернате есть привидения. Мы слишком большие материалисты, чтобы в них верить, и поэтому часто на долгое время о них забывают, но: Мы откопали их в газете, посвященной 14-летию интерната. Там их было четырнадцать. В принципе, каждый год должно появляться новое привидение, так что к 1 декабря 1990 года их должно быть 27, но мне кажется, что, в связи с последними реформами, в интернате больше привидений исчезает, чем появляется. Ведь они, как и супера, страшно консервативные создания, они могут существовать лишь в своей атмосфере и не переносят никакого, даже мельчайшего в ней изменения. Попробуйте провести ремонт в каком-нибудь кишащем духами и сомнамбулами английском замке и устроить там гостиницу - все привидения тут же переберутся в подвал или на чердак. Если же и эти два места вычистить, отремонтировать и оклеить обоями, все привидения просто сгинут. Куда? Не знаю. Я никогда не был сколь-нибудь настоящим призраком, чтобы рассказать о том месте, куда собираются привидения из разрушенных замков, сгнивших мельниц и высохших омутов. Наверное, побывать там было бы очень поучительно. Не берясь судить, какие из интернатовских привидений остались, а какие ушли в это загробное царство духов, я расскажу о тех, которых запомнил.

Дух Колмогорова. Андрей Николаевич очень любил интернат, много о нем заботился, но так как у него было очень много своих дел, он оставил в интернате своего духа. Он обитал в кабинете Колмогорова (У-35ц). Что делал дух, я не знаю, наверное, он наблюдал за всем, что творилось в интернате, а иногда являлся к администрации и говорил им то, что сказал бы в этом случае сам Андрей Николаевич. Наверное, администрации это очень не понравилось, и дух решили выжить. Табличка "А.Н.Колмогоров" была сорвана, кабинет отдан информатикам, и что сейчас с духом, я судить не берусь. А раньше очень часто в этом - в общем-то, необитаемом - кабинете ночью горел свет и слышался скрип половиц.

Вечный программист. Раньше сидел по ночам в У-42, где стояли два "Бюля" - живой и сломанный - и "Томпсоны". Говорят, что некто Забелин обвинил его в поломке "Бюля" и заставил в недельный срок исправить. Вот он уже который год сидит и правит. Когда висящий "Бюль" увезли, он переключился на исправный и на "Томпсоны". Иногда, в каких-то своих высших целях, чистит винчестер и блокирует ком-файлы, охотится за вирусами и мешает открываться замку в У-42, злой, как и все информаты за работой, но вреда никому не причинял.

Вечный еж. Чрезвычайно неприятное создание. Еж, который весь год мечтал стать стариком и, в конце концов, весь перешел в свою мечту. Слоняется без цели по интернату и изо всех сил косит под старика. Самое недисциплинированное и бессистемное из привидений. Жрет батоны и варенье, издевается над ежами и новичками. При встрече с ним лучше всего отпустить фразу типа: "Ну как дела наши стариковские?" - он расплывется в улыбке и исчезнет: он получил подтверждение в том, что он - старик, и поэтому дальнейшее существование в этот день становится для него бессмысленным.

Кровавый Рокуэлл - тоже злобное и недисциплинированное привидение. Раньше был стариком, помешавшимся на скачках. Сейчас иногда забирается в спортзал и танцует там под воображаемую музыку. Единственный вам совет - в такие моменты в спортзал не соваться.

Водяной дух. Обитает в мужском душе. Моется там долго и тщательно практически ежедневно, причем наличие в душе света желательно, но не обязательно. Белый до прозрачности, чрезвычайно слаб и пуглив. При малейшей опасности смывается в сливную воронку. Ты никогда ночью не слышал плеск воды? Если услышишь - так и знай: он там.

Домовой обитает где-то на кухне, по идее должен убирать ночью все столы и питаться объедками и хлебными крошками. Увы, он чуть ли не самое старое интернатовское привидение, его борода истерлась настолько, что уже не может служить тряпкой, руки трясутся, а глаза слезятся. Поэтому иногда его навещает прапраправнук из кафе "Славянского", и тогда, пусть даже ваш желудок играет, как духовой оркестр ЦДСА, не пытайтесь к утру найти в столовой хоть капельку чая и хотя бы огрызок батона: домовые - народ аккуратный и бережливый.

Со столовой связано еще одно чрезвычайно редкое, но очень живописное привидение - 26 голодных физтеховцев - супера одного из первых выпусков, к несчастью своему поступившие в МФТИ. Не знаю, как теперь, но в те времена, говорят, на физтехе кормили отвратительно, и теперь их изголодавшиеся души среди ночи врываются в интернат и начинают - увы, бесшумно, но очень зрелищно - ломиться в большой зал столовой. Лучший способ избавиться от них - сказать, что ужин уже кончился.

А в актовом зале: Слушай, ты ни разу не замечал, как струны в рояле начинают дребезжать, словно наигрывая какую-то мелодию, а иногда - правда, очень редко - раздается заставляющий сразу вздрагивать резкий громкий аккорд? Это балуется Дух рояля. Никто уже, наверное, не помнит, сколько лет стоит в актовом зале этот старый, разбитый, изломанный рояль. Наверное, столько же и живет в нем дух, настраивающий периодически рояль по одному ему ведомой схеме, почему-то абсолютно неприемлемой для всех классических музыкантов. А временами ему надоедает сидеть в рояле и он идет по интернату настраивать гитары - слышали, как они иногда тихонько позванивают? Он долго трудится, а наутро хозяева гитар хватаются за головы и одним махом разрушают его мастерскую работу. Но дух не обижается, он просто хочет привить людям свое понимание музыки.

А рядом с ним, в учительской у физиков, обитает Физический дух. Физики (в отличие от математиков, каждый второй из которых - супер какой-нибудь степени) менее связаны с интернатом - они преподают там физику и больше ничего. Поэтому физический дух тоже не интересуется ничем, кроме физики, и не спускается с четвертого этажа. Он кипятит воду физикам, переносит заряды с шарика на электроскоп и рисует цветными карандашами на экране интерференционные картины. Иногда к нему в гости приходит с первого этажа Радиоманьяк - премерзкое существо, замыкающее провода в усилителе в самый разгар скачек, пробивающее транзисторы и стаскивающее сигнал с осциллографа. Злые языки утверждают, что он также повинен во всех физпраковских парадоксах (это когда после тщательнейшего снятия результатов и аккуратнейшего калькулирования g получается равным 278,1 м/с2, скорость пули - 0,0021 м/с, а емкость воздушного конденсатора - 10 Ф). Но мне кажется, что здесь замешан какой-то особый неучтенный дух, живущий на физпраке.

Также в интернате есть куча привидений, получившихся из не в меру заучившихся интернатовцев, так что если вдруг ночью из-под шкафа вылезет скелет и спросит, как доказать теорему Ферма, вы не пугайтесь, а посоветуйте ему применить гомоморфный якобиан виртуальных Лебеговых пространств и теорему Шизанутского.

А иногда можно и самому превратиться во что-то вроде привидения, благо мы сами себя когда-то звали ССП - Союз Свободных Привидений. Посмотри по расписанию, какой первый урок у твоих друзей, и оставь им на доске какую-нибудь надпись. А можно в каком-нибудь из классов перевернуть все парты на φ = πk / 2, k Î  ℕ, вокруг любой оси - так сказать, поздравить новичков с первым уроком. А потом, когда забрезжит рассвет, пойти в комнату спать или в семь утра первым выбежать на зарядку. Клянусь, если это увидит физрук, мнение о тебе у него подскочит, как кенгуру на кнопке. С добрым утром!

От всех остальных дней недели суббота отличается тем, что в субботу в спортзале (или в холле, или в столовой, или, на худой конец, в ежариуме) устраиваются скачки. Обязательно существует группа людей, которым скачки просто необходимы, чтобы разгрузиться, сбросить с себя все накопившееся за неделю напряжение - именно для этой цели служат скачки в интернате. Поэтому-то и относятся к скачкам очень привередливо - ведь на песне, половину которой ты упорно соображаешь, как двигаться под такой идиотский ритм, не очень-то и разгрузишься. Свое презрение к такой песне на скачках выражают очень своеобразно: один человек или целая группа садятся в центр круга и начинают перешнуровывать кроссовки или просто сидеть, понурив голову. Обычно на диск-жокеев это действует очень благотворно, и они пускают какой-нибудь новый суперхит, под который интернатовцы начинают прыгать цепочками, влезать друг другу на шею и буквально ходить на головах. Кайф! Кстати, о музыке: когда-то существовала хорошая традиция - на зарядке и на больших переменах в холл из радиорубки пускалась музыка. Не очень громкая, но и не слишком тихая, она была как раз кстати и великолепно поднимала настроение. Мы в свое время пытались ее возродить, но из-за нашей лености, постоянной ломки аппаратуры и отсутствия хороших записей идея, просуществовав недели две, провалилась почем зря.

В первую субботу декабря интернат празднует День рождения. В отличие от других праздников, делающихся интернатовцами для интернатовцев, этот праздник, даже, наверное, в большей степени, делается для суперов. День рождения - практически единственная возможность для суперов старших степеней встретиться друг с другом, побывать в интернате не незваными гостями, вспомнить о былом. Поэтому, прошу вас, сделайте так, чтобы супера одного выпуска смогли встретить друг друга и найти место, где они могли бы посидеть и поболтать. И очень к месту будет специальный выпуск "Спектра" и душеспасительная постановка, насквозь пронизанная добрым юмором и ностальгическими чувствами. Найдите супера - он вам подскажет, как будет лучше. На дне рождения, кроме того, предоставляется уникальнейшая возможность познакомиться с суперами старших степеней - они зачастую очень интересные люди. Хотя большинство из них - научные работники, попадаются и художники, и артисты, и мастера по ремонту телевизоров, и доморощенные философы, и поэты. До сих пор не могу забыть, как на 25-летии мы познакомились с бородатым мужиком из Твери, учившимся в интернате в 1963-1966 годах (это был единственный выпуск, учившийся в интернате три года). Так вот, этот жуткого вида мужик оказался поэтом, как говорится, "от бога", автором первого варианта гимна интерната (кстати, тоже на музыку какой-то из песен Кима). Мы с ним всю ночь просидели в к/к, пили чай, читали стихи и разговаривали об интернате и интернатовцах. А потом он уехал к себе в Тверь, а мы потеряли его адрес. Поэтому не прошу - молю вас: не забудьте о нас в первую субботу декабря.

В любой республике есть свои органы власти. Естественно, в интернатовской спецреспублике есть органы самоуправления. В наше время наиболее влиятельными из них были СИ, комитет комсомола, спортком и ОКО. СИ (Совет Интерната) занимался в основном бытовыми вопросами: уборкой комнат, территории и дежурствами по интернату. И хотя время от времени возникали кампании под лозунгом: "Вся власть Совету Интерната!", в конце концов сохранялась старая схема управления, и СИ продолжал проводить еженедельные проверки комнат и выставлял оценки за дежурство по интернату.

Роль спорткома никто никогда менять не собирался, он справлялся со своими обязанностями: проводил чемпионаты интерната по футболу осенью, мини-футболу зимой, личный и командный по шахматам, личный и командный по настольному теннису, весенний кубок ФМШ по футболу и целый ряд спортивных праздников - плод безудержной фантазии неутомимого Штыканова. И, несмотря на то, что в отличие от чемпионатов спортпраздники особой популярностью в народе не пользовались, бороться со Штыкановым было бессмысленно.

ОКО тоже вроде бы всех устраивало (кроме, естественно, ежей, которые подвергались его преследованиям без всякой надежды отыграться в будущем году). Оперотряды стариков дежурят по неделе каждый, занимаясь тем, что с 22 : 30 до 23 : 00 очищают учебный корпус от всего шатающегося там сброда, в 23 : 00, но ни в коем случае не раньше, выключают свет в обоих корпусах, а потом, словно добрые няни, периодически грозя ремешком и отчислением, заботливо укладывают новичков и ежей спать, пожирая все на своем пути. ОКО ни в коем случае не должно мешать спать уже уснувшим, поэтому опера не шумят и фонариком светят не в глаза, а в потолок. Не уподобляйтесь ментам, будьте людьми - спокойный ледяной тон действует гораздо сильнее, чем злобные выкрики.

И, конечно, комитет комсомола, название свое получивший, наверное, за то, что, кроме выполнения роли координирующего центра всего интернатовского самоуправления, занимался еще и всей бюрократией этой вымирающей организации. Наверное, это впоследствии и сыграло с ним роковую шутку, потому что со смертью комсомола умер и комитет. А раньше это была замечательнейшая шарашка, в нее входили редактор "Спектра", командир ОКО, председатель СИ и хозяин радиорубки, а также сектора: учебно-научный, помогавший завучу повышать поголовную успеваемость и общую усвояемость знаний; идеологический - самый халявный сектор, раз в месяц проводивший заседание политклуба или политинформацию; культмассовый, отвечавший, в частности, за все интернатовские праздники, приглашавший в интернат интересных артистов. Надо ли говорить, что заседание такой солидной группы власть предержащих зачастую оканчивалось чаепитием и тортопожиранием.

Вот так мы помогали администрации нести тяжкое бремя власти, а она за это более снисходительно относилась к нашим разнообразным шалостям - пугала, но не исключала, понимая, что тогда нашу работу делать придется ей самой, на что у нее, в отличие от нас, ни возможностей, ни желания зачастую не было.

А в интернате уже конец декабря и большинству интернатовцев не до взаимоотношений администрации и самоуправления - на горизонте начинает появляться для кого первая, для кого третья интернатовская сессия. Доживает свои последние дни старый год, и уже давно ему готовится на смену новый, n + 1-й. Надеюсь, ты когда-нибудь встречал Новый год в компании из 5-10 человек. А из 20-30? А из 300 слабо? Ну что ты, в этом ничего сложного нет, просто надо постараться, чтобы у каждого из этих, ну, не трехсот, а двухсот оставшихся человек было куда приткнуться в интервале между 8 вечера и 6 утра. Как это делать - решай сам: разрешено все, что не запрещено; с этим праздником связаны только две традиции.

Первая - это праздничный ужин в столовой, который готовят (!) преподаватели и воспитатели, добровольно променявшие встречу Нового года в тесном семейном кругу на окружение двухсот лоботрясов, громко смеющихся за столами, дружно обнимающихся при последнем ударе курантов и в один голос орущих Гимн Интерната после окончания гимна СССР.

Вторая замечательная вещь - это новогодние скачки, продолжающиеся часов с 8 вечера 31 декабря до 12 вечера 1 января с восьмичасовым перерывом. Но за все это надо платить, и, хотя большинство народа с блеском этот счет оплачивают, сессия производит очень печальное и трогательное впечатление. Не бойтесь, вы умные, вы все сдадите, поцелуетесь на прощание и гордо уедете на каникулы.

В интернате существуют две очень своеобразные и не объяснимые никакой логикой традиции - это интернатовское число 17 и интернатовский лозунг "No camel!". Послушай, если тебя это заинтересует, что они обозначают и откуда пошли.

Давным-давно лекции по алгебре в интернате читал замечательный и всеми любимый преподаватель Шершевский. Если верить легенде, когда ему надо было взять "от фонаря" какое-нибудь число, он брал 17. И, действительно, 17 - самая удобная модель любого натурального числа. Во-первых, оно простое и поэтому ни на что не сокращается в процессе вычислений, оно не слишком маленькое, чтобы все не облекалось в тривиальную форму, и не слишком большое, чтобы все расчеты в примерах были наглядными и не очень сложными. Самое удобное, если так можно выразиться, число. Так вот, к этой прихоти Шершевского очень скоро все в интернате привыкли, и когда великий Шерш изрекал на лекции: "Ну, давайте возьмем какое-нибудь число, например:" - весь зал дружно орал: "Семнадцать!", и Шершевский миролюбиво соглашался: "Ну, давайте семнадцать". И теперь, если интернатовцу нужно выбрать какое-нибудь (все равно какое) число, он, не задумываясь, выберет 17. Существует такая хохма: новичка в начале сентября спрашивают, сколько будет дважды два. Он, не задумываясь, говорит: "Четыре", и тогда ему со смехом говорят: "Неправильно, 2 ´  2 = 17". В свое время мы модифицировали эту шутку в новую аксиому: "" a, bÎ å и " операции Å : a Å  b = 17". И были в своем роде правы - а почему бы не ввести такую аксиому? Ведь там, где любой нормальный человек купит 10 или 20 конвертов, интернатовец купит 17, и там, где любой другой человек пропустит 10 строчек, интернатовец пропустит 17. Может, поэтому 17 часто сопровождается значком R - знаком особого уважения (супер, например, не напишет о себе super "A", а напишет superR "A"), вот так: 17R.

Совсем другая история у лозунга "No camel!". Camel был учителем истории. Многие еще помнят, как он на уроках пускался в пространные рассуждения о свиноферме в Мытищах или об отвратительных молодых попутчиках, с которыми он встретился, когда ехал на дачу. Так вот, когда он был простым учителем, интернат его терпел, но когда его назначили заместителем директора по воспитательной работе, интернат взвыл и начал писать на стенках, на партах, в тетрадях и на окнах "No Camel!". И теперь, если интернатовцу делать нечего, он в первую очередь напишет на парте протест верблюдам, а лишь потом будет думать, что делать дальше - сыграть с кем-нибудь в крестики-нолики или долго и аккуратно вырисовывать шовинистическое "Ежи не люди!". Почему именно Camel? Говорят, раньше он любил повторять на уроках фразу: "Но ведь мы же с вами не верблюды!" Увы, он быстро исключил ее из своего лексикона, когда узнал, как переводится "Camel" с английского.

И вот, после семнадцати дней каникул, интернатовцы приезжают обратно, обдают морозом и свежестью дежурного учителя и идут отогреваться в свои, пока еще теплые и чистые после предканикулярной уборки комнаты, чтобы с новыми силами начать для кого второй, для кого последний интернатовский семестр.

По учебному рвению этот семестр сильно отличается от первого - старики начисто забрасывают учебу, осознав, что они и так все знают или, на худой конец, в состоянии все узнать за короткое время, а новички, поняв, что не так страшен волк, как его малюют, тоже экономят время на учебе, беря не продолжительностью, как раньше, а благоприобретенным умением получать максимум знаний, затрачивая на это минимум усилий, умение, которое потом, в будущем, ой как будет отличать суперов от остальных студентов. На 23 февраля девочки дарят мальчикам какую-нибудь забавную мелочь, поэтому не удивляйтесь, если 23 февраля все мальчики какого-нибудь класса будут ходить с пластмассовыми шашками и в буденовках. Вообще девочкам я в этот день не завидую - попробуй, если ты одна девочка в классе, целый день оказывать знаки внимания одноклассникам! Ничего, 8 марта это окупится сторицей.

А на улице солнце становится все ярче, снег все рыхлее и дряхлее, а почки на деревьях все сочнее и округлее - на носу весна! Время года, когда все в природе рождается заново, а все, что не умерло за зиму, отогревается и отращивает крылья. Весной все забывают об учебе, и она течет сама собой. И отображения подобия, интегралы и теория групп у девятиклассников, и линейная алгебра и дифференциальные уравнения у десятиклассников приходят и откладываются в мозгу независимо от желания реципиента. Весной в интернате на каждом углу стоят влюбленные парочки, а на каждой переменке и после уроков у входа в интернат играют в "картошку". Весна - это кипятильник в банке на открытом окне и лучи солнца, заливающие весь класс, это поцелуй в яблоневом саду и ночные костры на Сетуни. И неправдоподобно яркие звезды, от вида которых хочется провалиться с крыши в актовый зал. Это полтора часа дороги от Киевского вокзала до интерната и час до Университета, и уборка всего того зимнего мусора под окнами, который любезно оставил хозяевам уходящий снег. Это первый загар, полученный на переходе, на крыше или на Сетуни, и дежурство по квасу. И разбор у Коваляшкина: "Если ты еще хочешь здесь остаться - мой тебе совет: возьмись за учебу", - тоже весна, дружок. Вот такое вот время года.

Все другие времена года (лето, осень, зиму) в интернате встречают шумно и весело - открываются окна, а самые отчаянные вылезают на крышу и в 12 часов ночи три сотни глоток кричат: "Здравствуй, Зима!"- и все другое в этом духе. Весну встречают так же, только еще восторженнее, люди ходят по учебному корпусу и расписывают доски, стекла и стенки разнообразнейшими надписями и рисунками. После этого обязательно надо предупредить уборщиц, а то они возьмут вдруг и сотрут все это. В ночь на первое марта вывешивается весенняя газета - наверное, самая веселая из газет в интернате. На уроках все поздравляют учителей и друг друга с весной. И хоть зима не показывает никаких признаков отступления, всем и вправду начинает казаться, что снег становится рыхлее, а солнце ярче.

Через неделю после встречи весны наступает праздник самого привилегированного класса в интернате - девочек. Подумай, ну неужели они не заслужили право проходить в столовую без очереди хотя бы тем, что самим фактом своего существования оттягивают интернат от положения мужского монастыря. Правда, 8 марта праздника, как такового, нет, просто мальчики, по мере сил и возможностей, стараются сделать девочкам приятное. Хотя есть одна традиция, связанная с 8 марта, - это суперматч между мужской и женской сборными интерната по футболу. В начале вывешивается большое объявление о матче, с составами команд, причем Лена Кольцова называется Кольцовым Леонидом, а Леша Степин - Степиной Лесей. Теперь ты понял, в чем вся соль: мальчики выходят на поле в юбках и косметике (господи, до чего же уморное зрелище!) и весь матч разыгрывают из себя девочек. А девочки - наоборот, надевают трико и тельняшки, и каждая строит из себя или Сталлоне, или Шварцнеггера, или, на худой конец, Алена Делона. А после матча из команды девочек (т. е. переодетых мальчиков) выбирают королеву красоты, и, весь в балде от этого, королева красоты начинает изо всех сил вихлять задом и томно улыбаться. А вечером обязательно будут скачки, на которых, в виде благодарности, обязательно будет белый танец.

Но всему приходит конец. Кончается март, проходит апрель, а с ним и последняя учебная четверть стариков и ежей. В четвертой четверти у них отменены лекции, а на семинарах они повторяют весь двухгодичный курс и готовятся к выпускным и вступительным экзаменам. С четвертой четверти жизнь стариков просто начинает течь по инерции - все свои интернатовские обязанности они передают новичкам. В апреле на основе всеобщего прямого тайного голосования проходят выборы преда СИ, который заступает на место ушедшего на пенсию старого, любезно делящегося с ним опытом. Стариковские оперотряды выходят "ежа гонять" на пару с новичковскими, а потом и вовсе уходят на покой, новый редактор "Спектра", получив у старого всю необходимую информацию, выпускает свою первую газету. Старики передают вместе с браздами правления новичкам свой опыт, и поэтому в будущем году, когда новички станут стариками, им не придется краснеть перед своими новичками из-за того, что они не знают, как что в интернате делается.

И если ты, мой читатель, старик - передай, когда посчитаешь нужным, эту тетрадку новичку, а сам ложись-ка спать. Не придумали еще в этом мире отдыха лучше, чем здоровый крепкий сон, тебе же нужно хорошо отдохнуть после этого сумасшедшего года. А ты, новичок, посмотри на спящего старика и подумай о том, что, несмотря на то, что тебя слишком часто раздражали его волюнтаризм и самоуверенность, ты ему очень многим обязан; ведь он желал тебе только хорошего - ты же его новичок. И тогда, может быть, его улыбка покажется тебе не наглой, а усталой, и лицо не неприступно суровым, а добрым и отзывчивым. Не мешай ему, пусть спит. У него впереди еще последний звонок, последние экзамены и выпускной вечер - самый грустный вечер в интернате, после которого он, за два года повзрослевший на десять и набравший здесь друзей на всю жизнь, навсегда уйдет отсюда, как цыпленок из инкубатора, в большой и сложный мир, отнюдь не являющийся увеличенной моделью интерната.

[К содержанию]

* * *
(по мотивам рассказа М.Жванецкого)

Дорогая бабушка!

Пишет тебе твой любимый внук Юрий. Наконец-то мне удалось вырвать кусочек времени и написать тебе письмо. Живем мы дружно, весело, часто играем в неандартальцев, правда, вместо дубин у нас подушки, но это ничего. Бабушка, ты помнишь у нас в шкафу было большое зеркало?.. Но об этом потом:

Однажды нас заставили вынести обувь в бытовку. А в это время этажом выше в туалете прорвало трубу, и мы все вместе пускали кораблики. Бабушка, ты помнишь мои новые коричневые туфли?.. Но об этом потом:

По субботам нам привозят кино. Помнишь, за что избили нашего киномеханника?.. Но об этом потом:

Сейчас нам, как снег на лысую голову, свалился новый урок НВП. Бабушка, ты помнишь, какая пышная растительность была у меня на голове? Теперь лицо и прическа у меня, как и у всех, такие же, как у главного героя франко-итальянского фильма "Фантомас". Но об этом потом:

А две недели назад мы первый раз ходили стрелять. Бабушка, ты, наверное, не знала нашего жизнерадостного подполковника? Но об этом потом:

На уроках физкультуры у нас сейчас гимнастика. Недавно я сдал нормы на перекладине. Врачи сказали, что рука скоро срастется. Но об этом потом:

Однажды, когда мы спускались в столовую, одна учительница хотела нас остановить. Бабушка, ты помнишь нашу худенькую учительницу в очках?.. Но об этом потом:

Кормят нас, дорогая бабушка, хорошо. Помнишь, что съел наш котенок перед тем, как умер? Но об этом потом:

P.S.: Бабушка, Вы помните, Ваш внук учился в интерна те?.. Но об этом потом:

[К содержанию]

(Почти по Чехову)

- Ученик: сего месяца четвертого дня ты был схвачен преподавателем за использование шпаргалок. Признаешь ли ты себя виновным?

- Чаво?

- Отвечай, так ли все было, как говорит преподаватель.

- Знамо было.

- А для чего в шпаргалку смотрел?

- Чаво?

- Ты мне свое "Чаво" брось! Отвечай, зачем смотрел в шпаргалку.

- А коли не нужна была, так не смотрел бы.

- Так для чего тебе шпаргалка?

- А мы, учащиеся, из них поплавки делаем, чтобы не потонуть на экзаменах. Который преподаватель поверху берет - ну с тем и так можно, а который вглубь забирает, с тем враз без шпаргалки пропадешь, разве ж можно.

- Да ты понимаешь, что пользование шпаргалкой есть аморальный поступок, позорящий честь школы?

- Избави бог, неужто мы злодеи какие. Век прожили без этих поступков.

- А откуда, по-твоему, тунеядцы берутся? Вот будешь пользоваться шпаргалками, и сделаешься тунеядцем.

- Ну сколько лет шпаргалками пользуемся, а еще ничего. Вот если бы я: а то шпаргалка. Да тьфу на нее.

- Я вижу, ты неисправим. Придется тебя представить к отчислению из школы.

- Всю жизнь шпаргалками пользовались, а теперь, видишь ты, нельзя! Да рази ж можно ученику без шпаргалки.

Да никак этого нельзя!

:завсегда со шпаргалкой.

:Подумаешь, выгонят из ФМШ. Я и сам уйду. И вообще я всю жизнь мечтал стать хоккеистом.

[К содержанию]

* * *
(10 "Ж")

:И вдруг, ни с того ни с сего, как, впрочем, это всегда бывает в подобных беседах, тема круто двинула в сторону. Мы заговорили о литературе и искусстве:

И тут мои друзья проявили себя не лучшим образом.Дело, конечно, не в том, что кто-то спутал Чапека с Гашеком, а Джоконду с Анакондой: Меня поразила сама причина невежества: оказывается, еще на первом курсе ребята дали друг другу слово - читать только те книги, в которых есть математические формулы.

- Ну и как?.. Получается?- спросил я, помнится, с иронией.

- Вот уже скоро три года, как мы держимся. Ни одного нарушения.

Мне стало жаль моих друзей: неужели они на всю жизнь останутся без Толстого и Гоголя, без Блока и Экзюпери: Нет, этого нельзя допустить!

Придя домой, я решил помочь своим друзьям-физикам, чтобы как-то заинтересовать их в чтении художественной литературы, и в эту же ночь взялся за перевод всего мирового наследия на язык математики и вообще науки.

Начал я с элементарного. Со всем известной сказки "Репка". И вот что у меня получилось:

"Однажды независимые переменные Дедка, Бабка, Внучка и, конечно, Жучка тащили некоторую постоянную обтекаемую репку. Возьмем любую задом наперед заданную функцию и представим себе репку, как тело вращения усилий Дедки, Бабки, Внучки и, конечно, Жучки. Продифференцируем репку по Дедке, Дедку по Бабке, Бабку по Внучке и Внучку, конечно, по Жучке и в результате интегрирования дельта-Дедки, дельта-Бабки, дельта-Внучки и дельта, конечно, Жучки получим определенный интеграл с постоянным верхним пределом - репка и постоянным нижним пределом - конечно, Жучка. Кроме того заметим, что Дедка стремится к Бабке по любому закону (ну, или без закона!), а Внучка стремится к Жучке до бесконечности".

Надеюсь, в этом виде сказка заинтересует друзей-физиков, и они прочтут ее с удовольствием. Далее переписал кое-что из Пушкина:

 

Я помню чудное мгновенье, равное примерно 0.5 секунды,
Передо мной, на расстоянии 6 дециметров и под углом
45 градусов к плоскости земли, явилась ты:
Как мимолетное, со скоростью 300 км/ч, виденье,
Как гений чистой, освобожденной от примесей кальция,
хлора, серы, натрия, селитры, красоты.

Нет сомнений, что теперь мои друзья-физики зачитают Пушкина до дыр. То же самое, вероятно, они сделают и с повестью Хэмингуэя "Старик и море", которую я тоже подготовил им для чтения. В самый напряженный момент, когда рыба вот-вот должна перевернуть лодку со стариком, я незаметненько между строчек вставил закон Архимеда, гласящий, что "на тело, погруженное в жидкость, действует выталкивающая сила, направленная вверх и равная весу вытесненной им жидкости".

Что касается современной литературы, то с ней мне особенно возиться не пришлось. Очень легко удалось перевести на схему несколько десятков романов и вычертить график творчества одного молодого поэта, постоянные взлеты и падения которого отразились в виде волнообразной кривой. Потом я следующим образом пересказал содержание одного из последних замечательных произведений детективного жанра:

"Из пункта A в пункт B отправился шпион C. Ровно через 5 минут ему навстречу в неизвестном направлении выехал лейтенант госбезопасности D. Определить время и точку их встречи, если известно, что шпион летит самолетом, а лейтенант D движется на велосипеде".

Убежден, что моими усилиями друзья-физики в скором времени станут вполне начитанными, высококультурными людьми. Кто-нибудь скажет: "А сам-то кто?" Ну что ж, признаю. Гуманитарная узость моего мышления давно меня раздражает. Но читать книги, набитые цифрами, у меня нет никаких сил. Поэтому в ближайшее время я попрошу у своих друзей-физиков ответную помощь.

В самом деле, не согласится ли кто-нибудь из них лично для меня изложить известный задачник Цубербиллера в жанре трагедии, а из теории относительности сделать пару частушек.

[К содержанию]



Реклама
Стоит заглянуть!

Вниманию поступающих!
Школьные новости

08.12.2012 День рождения школы

22.03.2012 Новый директор

12.02.2012 Интернет-олимпиада университетских школ

28.12.2011 28 декабря — день памяти Исаака Константиновича Кикоина 15 (28) марта 1908 — 28 декабря 1984

архив новостей >>

Образовательные новости

19.07.2012 XII Летняя школа «Современная математика» с 19 по 30 июля 2012 года в Дубне

архив новостей >>

Новости выпускников

25.04.2016 113 лет со дня рождения Андрея Николаевича Колмогорова (25 апреля 1903г. - 20 октября 1987г.)

20.10.2015 20 октября - день памяти А.Н. Колмогорова (12 (25) апреля 1903, Тамбов — 20 октября 1987, Москва) Сбор средств на создание памятника А.Н. Колмогорову

архив новостей >>

Письма на сайт

01.12.2011 Сегодня нашей школе исполняется сорок восемь лет... Клоков Александр, выпускник 1968 года, 10Д класс

04.12.2010 Поздравляю с 47-летием школы! Клоков Александр Сергеевич, выпускник 1968 г., 10Д

архив писем >>

Реклама
Rambler's Top100
СУНЦ МГУ © школа им. А.Н.Колмогорова
Автор проекта © Игорь Коровин